Футбольные матчи
20.04 Динамо 2-1 Шахтер
21.04 Афон 1-2 Нарт
22.04 Спартак 0-0 Самурзакан
25.04 Динамо - Ерцаху
26.04 Рица - Абазг
27.04 Шахтер - Самурзакан

Нартский эпос

Нартский Эпос (Джон Коларуссо)Если спросить абхаза или абхазку, - независимо от того, кто они и где живут, на берегу ли Черного моря или в высокогорном селении Лата, в верховьях шумного Кодора, на курорте ли Гагра или в индустриальном Ткварчале, - что известно о нартах, то ответ будет, пожалуй, везде один: "Сказания о нартах нескончаемы". Таким большим, бесконечным представляется в сознании абхазского народа героический нартский эпос.

Хотя нартский эпос в своих древнейших частях восходит, по-видимому, ко второму тысячелетию до н. э., но он продолжает жить и поныне. Когда в 1945 г. в сел. Ачандара В. И. Абаев спросил у старого кузнеца Лумана Авидзба, знает ли он что-нибудь о нартах, последний ответил: "Нартов знают все". Бережно сохранил его народ и, несмотря на превратности исторической судьбы, пронес сквозь века, передавая из уст в уста, из поколения в поколение.

К эпическому творчеству располагает большой исторический опыт. А история абхазского народа, живущего с незапамятных времен на кавказском берегу Черного моря, полна бранных дел и суровых испытаний. Неизвестно, порождением каких именно конкретно-исторических условий являются нарты, но эпические сказания больше, чем любой другой жанр словесного фольклора, связаны с историческими судьбами его создателей и в них ярче всего выражается национальное самосознание и дух народа.

Нартский эпос - очень древний, едва ли не самый архаичный по типологии эпос в мире и, несомненно, имеет мифологическую подоснову. Но, вместе с тем, в обобщенно-художественной, нередко фантастической форме он рисует картину исторического прошлого породивших его народов. Это древнейший памятник поэтической культуры, пользующийся огромной популярностью и рассказывающий о героическом прошлом народа, о его борьбе против всякого рода притеснителей, о чудесных подвигах народных героев. Первейшую особенность нартского эпоса составляет его многонациональность, которая вообще представляет собой редкое явление в области эпического творчества народов.

Эпос о героях-нартах широко распространен у Абхазов, Абазин, Убыхов, Адыгов (Адыгейцы, Кабардинцы, Черкесы), Осетин, а также Карачаевцев, Балкарцев, отчасти у Ингушей, Чеченцев, Дагестанцев и др. Однако, наиболее глубокие корни он имеет в фольклоре Абхазского, Адыгского и Осетинского народов.

Как известно, в области духовной культуры для всех народов главным источником творчества является свой жизненный опыт, свои исторически сложившиеся условия существования. И абхазские нартские сказания, при всем их сходстве с нартским эпосом других народов, особенно адыгских, являются оригинальным фольклорным и культурно-историческим памятником первостепенного научного и художественного значения. Черты своеобразия и оригинальности абхазскому нартскому эпосу придают национальные фольклорные традиции и вообще условия конкретно-исторической жизни и этнографического быта абхазского народа.

Нартский эпос создавался в течение многих веков. В нем нашли то или иное отражение разные периоды социально-экономического и культурного развития народа, начиная, может быть, с эпохи матриархата и вплоть до развития феодальных. классовых отношении. Многое из созданного за это время разрушилось, многое изменилось. Но удивительно стойко сохранялась первоначальная идейно-художественная сущность нартского эпоса, что, пожалуй, особенно относится к абхазским сказаниям. Подлинной нартской идеологии чужды взгляды и идеи классового общества, несовместимые с архаическим равенством и демократизмом. Такие взгляды и идеи вообще в нартском эпосе являются позднейшими наслоениями, а в абхазских сказаниях, в отличие от кабардино-осетинских, не нашли почти никакого отражения. В них не упоминается почти ни один из современных или известных истории народов, если не считать редких указаний о "несчастном абхазе Сасрыкве" (в рассказе "Уахсит, сын Нарта Сита" один из героев говорит: "Абхазский дух! Абхазский дух! Откуда взялся этот абхазский дух!")

Согласно абхазским сказаниям, нартское общество организовано в материнский род. Оно состоит из ста братьев и их единственной сестры, рожденных одной матерью. Такого большесемейного коллектива, символизирующего собою весь народ, не найти ни в одном эпосе.

В основе хозяйственной жизни нартов лежит коллективное производство и потребление. В эпосе прославляется богатырский труд человека, в частности, труд земледельца, работа нартского кузнеца, мастерство матери нартов, в частности, в ткацком деле. Нарты занимаются пашенным земледелием, разводят просо, лен, осваивают культуру винограда. Охота и скотоводство составляют главное хозяйственное занятие мужчин. У них водятся табуны диких лошадей, стада коров и овец, причем о скотоводстве говорится как о само собой разумеющейся отрасли хозяйства.

Коллективному производству и потреблению соответствует общественное сознание, равно как и ряд бытовых черт, как например, общий "нартский дом", общесемейный котел, длинная скамья для совместных трапез, винный кувшин "на сто человек", общее кладбище и т. п.

Поздние слои эпоса отражают распад и разложение первобытнообщинного строя. С появлением частной собственности, когда "потянулись нарты в разные стороны, говоря: "это - мое, это - твое!". Усиливается разлад внутри нартского общества, учащаются споры из-за котла, кувшина, винограда и тому подобных объектов собственности.

Едва ли не самое существенное значение имеет описание воинских походов. Весь быт нартов пронизан героикой боевой жизни. Нескончаемые походы "для добывания славы" (хьызрацара) образуют основные сюжетные линии эпоса. Нартская конная дружина вооружена луками и стрелами, а также кольчугами, мечами и другими доспехами. Цель войны - отбитие сокровищ, взятие неприступных крепостей, принадлежащих злым существам, защита обиженных и т. п.

Они ведут успешную борьбу с иноземными насильниками, злыми силами природы, драконами и, особенно, великанами-людоедами. Это составляет основное содержание эпоса. Вместе с тем нарты были первооткрывателями. Нередко они совершают походы с единственной целью дойти до неизведанных земель, "где еще не ступала нога человека".

Большое место занимает борьба за утверждение брака и "семьи. Единственный способ заключения брака, который мы находим в сказаниях, - это похищение невест. Так, одной из ярких страниц является рассказ о том, как герой Нарджхьоу приходит однажды к нартам и насильно увозит их сестру Гунду Прекрасную. Характерно, что дяди по матери и племянники по сестре помогают друг другу, в частности, в брачных делах. Интересно также, что при довольно развитом словаре кровно-родственных отношений в эпосе значительно слабее "выражена терминология свойства, выражающая отношения, возникающие при более позднем, индивидуальном браке.

Хотя нарты являются созданием народного вымысла и облечены в мифические образы, тем не менее, многие из них покоряют жизненностью характеров; они неразрывно связаны со своим "братством", то есть народом. Элементы мифа, сказки, условности растворяются в могучей художественной правде. Наиболее архаичным и в то же время необычайно ярким и художественно совершенным является героико-эпический образ всемогущей матери нартов Сатаней-Гуаши, которая "без солнца греет, без луны сверкает". Сатаней - это воплощение черт идеальной женщины. Она выступает как родоначальница и глава рода, устроительница семейного очага, домоуправительница, главная экономка, чародейка и мудрая прорицательница, предсказывающая будущее, нестареющая и бессмертная мать и наставница народа. Говоря словами В. И. Абаева, "можно мыслить нартов без любого из героев, даже главнейших, но нельзя их мыслить без Сатаней". Это один из самых ярких женских образов мировой поэзии. А. М. Горький назвал нартскую Сатаней поэтической метафорой, "гениальным символом" и ставил ее в один ряд с такими образами, как Прометей, Геракл, Святогор, Илья, Микула и другими гигантскими обобщениями жизненного опыта народа.

Из других женских образов самой, выдающейся является "единственная" сестра нартов - светозарная Гунда Прекрасная, с именем которой, между прочим, связано несколько названий местностей в горной Абхазии (в частности, одна из священных гор юго-восточной Абхазии называлась Нани-Гунда, где будто бы каждую субботу выпадал снег и на которую не всякому было дано подниматься).

Однако, главнейшим героем абхазского эпоса является Сасрыква. Это его, в первую очередь, абхазы называют "афырхаца" - "мужественным среди мужественных", "героем грозовых божеств". Когда в народе говорят, что героизм - это порождение нартов, то имеют в виду прежде всего Сасрыкву.

Сасрыква - популярнейший нарт. С именем этого любимейшего абхазами народного героя связано больше всего легенд, преданий и поговорок. В разных местах Абхазии на берегах горных потоков до сих пор показывают камни будто бы со следами копыт его волшебного коня, носившего своего могучего седока через горы, реки и моря. По преданию, в урочище Айцера, близ Сухума, находится древняя каменная гробница Сасрыквы. Другая гробница "Нарта Сасрыквы", датируемая ранним средневековьем, имеется в окрестностях сел Амзара в Кодорском ущелье. Одна из пословиц, прославляющих ни с кем не сравнимого Сасрыкву, гласит: "Даже горный орел решился состязаться в полете (в беге) с Нартом Сасрыквой". Смысл этой пословицы состоит в том, что никто на свете не может ни в чем сравниться с Сасрыквои: Он летит выше и быстрее горного орла.

Сасрыквовский цикл-важнейший и наиболее законченный цикл эпоса. В нем рассказывается о его рождении, подвигах и гибели. В отличие от других вариантов нартского эпоса, в абхазских сказаниях Сасрыква - самый младший и любимейший сын Сатаней-Гуаши. Она родила его неестественным образом, выковала из камня, дала имя, закалила огнем и железом, снабдила неразлучным легендарным конем, наделила умом и бесстрашием и сделала непобедимым героем, превосходящим всех нартов, вместе взятых.

В образе Сасрыквы нашел свое воплощение гуманистический прометеевский миф, идея бескорыстного добра. Ему, как и некоторым другим нартам, присущи черты так называемого "культурного героя", оставляющего после себя человечеству те или иные неизвестные ранее навыки и культурные ценности.

Сасрыква совершает множество подвигов. Например, он впервые укрощает дикого коня, к которому люди и подойти боялись, одерживает блестящую победу над прожорливым драконом в подземном царстве, избавив тем самым народ от несчастья и др. Однако главнейшей темой этого цикла является добывание огня. Спасая собратьев от холодной смерти, отважный Сасрыква дважды добывает огонь - сперва небесный, а потом - земной. Вначале он стрелою сбил с неба пылающую звезду, чтобы нарты могли временно отогреваться около нее, а затем отправился на край света к чудовищному великану и в бесстрашной борьбе отвоевал у него настоящий, земной немеркнущий огонь, который принес братьям и развел им громадный костер. Все это не означает, что огонь был открыт тогда, когда формировался нартский эпос, но свидетельствует о том, что древних людей порожало магическое действие этой великой силы природы.

Одной из наиболее оригинальных черт абхазских сказанкий являются сложные взаимоотношения Сасрыквы с остальными нартами. Сасрыква родился от случайной встречи Сатаней-Гуаши с нартским пастухом. И он уже по рождению считается неравноправным, незаконным, не настоящим нартом. На этом основан проходящий красной нитью через весь эпос непримиримый антагонизм между ним и другими нартами, которые не признают его своим братом. Зато мать целиком на его стороне, благодаря чему он может не только противостоять нартам, но и превосходить их во всем. Вместе с тем они завидуют ему и, не желая делить с ним славу, снедаемые завистью, губят величайшего и благороднейшего из нартских героев, который не раз выручал их из беды (они выведали его уязвимое место - стальное колено -с помощью колдуньи).

В сказаниях находит яркое отражение начало освоения металла, когда человек научился плавить руду, обрабатывать ее и делать такие орудия, как молот, наковальня, клещи. Нередко упоминаются медные мосты, железные ворота; куски железа и стали служат пищей великанов и даже некоторых новорожденных нартов; у Сасрыквы одно колено - железное, а другое - стальное; у Нарджхьоу зубы и даже усы стальные, не говоря о его железных стрелах, и т. п.

Этот культ кузни и железа олицетворен в обобщенном образе великого металлурга и ковача Айнар-жий, то есть "нартского кузнеца". Правая рука служит ему молотом, левая - щипцами, а колени-наковальней. Айнар-жий - это не простой ковач, а демиург - художник-творец. Он не только кует оружие и орудия труда сородичам, но с помощью своих клещей и молота искусно чинит разбитые в бою головы и закаляет людей. Это он, по просьбе Сатаней-Гуаши, выдолбил из скалы камнерожденного Сасрыкву, закалил его в огне своей кузни и сделал тем самым непобедимым.

Из оригинально-абхазских нартских героев наиболее выдающимися являются Хважарпыс (это имя означает "Рододендроновый молодец") и, особенно, величайший из богатырей Нарджхьоу. Оба они достойные женихи сестры нартов. Следует заметить, что абхазское сказание о сватовстве Нарджхьоу и Гунды Прекрасной, почти тождественно с соответствующим убыхским преданием об Ерешхау, Хуазерпише и Гунде Пшидзе, записанным в 1955 г. в Турции Ж. Дюмезилем и А. Намитоком со слов тех пятнадцати убыхов, которые еще пользовались в то время своим языком как разговорной речью. Среди других национальных персонажей абхазского нартского эпоса выделяются многоопытный Сит - старейший из братьев и его сын Уахсит; бескорыстный Цвицв - с виду слишком скромный и невзрачный, не любящий себя выставлять, кажущийся иногда, даже жалким, а по существу - один из самых выдающихся нартов; могущественный Шьаруан, преисполненный чувства долга и дружбы; колкий и язвительный Гутсакьа и др.

Для нартов характерны высокие нравственные качества. Превыше всего они ставят геройство (ахадара). Все нарты- богатыри, герои. Каждый из них совершает подвиги и служит олицетворением ранних народных представлений о героизме.

Все это, однако, не означает, что им неведомы никакие недостатки. Нарты рождаются, живут и умирают, как люди.

Ничто человеческое им не чуждо, в том числе и отдельные людские слабости, такие, например, как зависть, гордыня, зазнайство. Однако подобные примеры несовершенства лишь подчеркивают реалистичность обрисовки характеров. С моральными качествами нартов - мужчин и женщин - гармонически сочетается красота их внешнего облика, в то время, как злые, тупые и коварные циклопы - извечные враги рода человеческого - рисуются в самых мрачных красках.

Нартский эпос - героический эпос, наполненный шумом битв, а нарты - это прежде всего воины-богатыри, презирающие трусость и малодушие. Читателю кажется, что он слышит мощное ржанье нартских коней, что он видит клубящиеся пары из их ноздрей и комья земли, летящие из-под их копыт, которыми перепахана вся земля. Нарты совершают бесконечные походы во имя "добывания славы", но все же не для завоевания чужой земли и порабощения другого народа. В одной нартской песне читаем: "Нарты всегда правду искали, злого раскаяться заставляли, с жестоким - жестокие были, с хорошим - хорошие, с великим - великие, с малым - малые".

Действующими лицами эпоса являются не только люди, но и животные, птицы и звери (кони, собаки, волки, орлы и др.), которые принимают то или иное, а иногда и решающее участие в жизненной судьбе героев. Обращают внимание особенно легендарные кони - "араши". Они нередко наделены речью и разумом, и с ними нарты порою советуются.

С точки зрения мировоззрения нартов, реальное существование мира представляется чем-то само собой разумеющимся. О сотворении мира кем-либо из богов не говорится ни слова. И вообще богов в настоящем смысле этого слова еще нет. Поэтому нарты не знают ни храмов, ни молитв, ни жертвоприношений. Существует только неопределенное сверхъестественное начало (адоуха), которым проникнута Сатаней (адоуха лыман). Благодаря этому ее желания сбываются. В нартском пантеоне мы видим также покровителей грозовых явлений (Афы), лесов и дичи (Айргь-Ажвейпшаа) и др., которые, однако, представляются такими же существами, как и сами нарты. В одном сказании говорится: "Нарты с Айргь не знали "мое-твое"; все, что было у них, являлось общим достоянием; плохое и хорошее тоже было совместным".

Таким образом, не какие-то потусторонние силы, а сами действующие в эпосе очеловеченные нартсиие богатыри являются создателями всех земных благ. Мировоззрение нартов проникнуто жизнерадостностью, активным отношением к жизни, стремлением пользоваться всеми ее благами, духом исканий, пытливостью.

Построение эпоса характеризуется прежде всего многочисленностью сказаний. Сказания группируются по малым IT большим циклам, вокруг главных героев. Циклы имеют самостоятельное значение, но в то же время часто связаны друг с другом. Подвиги героев составляют основное содержание циклов. Жизнью и деятельностью главного героя абхазские сказания объединяются в нечто единое целое. Этим как бы создается "сквозное действие", что отличает абхазский эпос от черкесских и осетинских вариантов и вместе с тем значительно повышает его художественные достоинства.

В сказаниях ярко выражена эпическая героизация и идеализация героев, прежде всего Сасрыквы. Все нарты, безусловно, - герои, но, тем не менее, они не показаны всемогущими: в эпосе мы видим богатырей, превосходящих по силе каждого из нартов.

У древних эпических персонажей слабо намечается детальная индивидуализация. Внешне они еще довольно похожи друг на друга. Свою индивидуальность они выявляют преимущественно в своих подвигах. И все-таки у каждого из главных героев свой характер, который выражается, главным образом их действиями и драматической ситуацией. Никто не спутает, например, образы умудренной опытом Сатаней-Гуаши и молодой светозарной Гунды, отважного и находчивого Сасрыкву с простоватыми и добродушными богатырями Нарчхьоу или Хважарпыс и т. д.

Поражает монументальность основных образов, краткость и глубина характеристик, простота и строгость изложения, драматизм ситуаций, юмористическое описание некоторых героев. В то же время нартский эпос широко обращается к фантастике как к изобразительному средству.

Важнейшим художественным приемом сказаний является гиперболизм. Он служит основным средством поэтизации. С его помощью выражается чувство восторга и преклонения, сила эмоционального напряжения. Преувеличивается все. Например, Сасрыкве в глаз попала лопатка козленка, на которой жили сто ацанов. Гиперболизация достигает наивысшей степени при описании античеловеческого рода великанов, их внешнего вида, образа жизни и действий. Между прочим, среди великанов встречаются три брата под именем "Три волоса", причем у младшего из них один глаз при семя головах. Неприятно-гигантские размеры этих безобразных существ, носителей злого начала, вызывают брезгливость, посредством гиперболы подчеркивается их низкая природа и нечеловеческая трудность борьбы с ними.

Нартский эпос не отличается вычурностью стиля, пышностью и декоративностью отделки. Из словесных художественных средств больше используются эпитеты и сравнения. Например, имени матери нартов постоянно сопутствует воз величительный эпитет "гуашьа" ("опора", "основа"). Эпитет "красивая", "прекрасная" (Пшза) является главным украшением имени сестры нартов. Кроме того, в каждом рассказе можно встретить образные описательные сравнения для характеристики отдельных сторон жизни и внешности действующих лиц.

Нартский эпос абхазов имеет смешанную, стихотворно-прозаическую форму со значительным преобладанием прозаического повествования. Отдельные фрагменты его исполняют в песнях, играя на народном двухструнном смычковом музыкальном инструменте "апхерца". Но только в немногих своих частях эпос дошел в форме песенного повествования, неотделимого от голоса и музыки (существует особая нартская мелодия), а иногда (например, в "Песне матери нартов") сопровождаемого и танцами.

Таковы некоторые черты и особенности абхазского нартского эпоса, представляющего собой громадное культурное сокровище, сбереженное со времен седой древности.

Абхазские нартские сказания ближе стоят к адыгским, в то время, как совпадения с осетинскими являются менее поными и сравнительно более редкими. Это объясняется, прежде всего, этнокультурным единством абхазов с адыгами, а в далеком прошлом они составляли еще более тесную этническую группировку.

Так, например, как в абхазских, так ив адыгских сказаниях главными героями являются Сасрыква, закаленный, как и у абхазов, кузнецом, и Сатаней - его мать, причем рождение его происходит также при аналогичных обстоятельствах. И вообще как в абхазских, так и в адыгских сказаниях важнейшим циклом является сасрыквовский, а его главнейшей темой - добывание огня. При этом весь эпизод борьбы с чудовищным великаном представляет и там, и тут почти идентичное повествование.

Вместе с тем имеются и отличия, которые характеризуют абхазские сказания, в основном, как более архаичные. Так, в абхазских сказаниях Сатаней полностью сохраняет свой демократический облик в то время, как в адыгских она иногда выступает госпожой, имеющей служанку. В некоторых адыгских сказаниях заметно идущее также от феодальной эпохи стремление развенчать "низкорожденного" Сасрыкву, который в абхазском эпосе до конца остается в своем ореоле непогрешимого героя. В них представлена и тема имущественного неравенства, хотя и не сильно, и решается она в демократическом плане. Кроме того, Сасрыкву погубили не сами нарты, как в абхазском эпосе, а другие завистники и враги, зарывшие его живым в землю.

Таким образом, при наличии во всех вариантах общего ядра, восходящего, вероятно, к одному первоисточнику, нартские сказания у каждого народа имеют и черты национального своеобразия.

В тексте использованы материалы работ проф. Г. А. Дзидзария и проф. Ш.Д.Инал-ипа "Абхазы". Историко-этнографические очерки.

Наверх