Профессор Хьюитт: как любовь к загадочным языкам привела англичанина в Абхазию

Профессор Хьюитт: как любовь к загадочным языкам привела англичанина в Абхазию 16.05.2020 12:23

Выдающийся лингвист и кавказовед, профессор Лондонского университета Джордж Хьюитт попал в Абхазию из-за интереса к сложным языкам – а нашел там свою судьбу, друзей, коллег и второй дом.

Арифа Капба

Джордж Хьюитт – английский профессор, ставший знаменитым кавказоведом и связавший свою жизнь с Абхазией. Его путь на абхазскую землю оказался очень необычным. А языками он был увлечен еще с детства – особенно сложными и древними.

Он родился 11 ноября 1949 года в семье Томаса Дугласа Хьюитт и его супруги Джоан в городе Донкастер, в Великобритании. Родословная предков Хьюитта довольно интересна. Например, один из них, по материнской линии, сражался против короля Генриха V в битве англичан и французов в 1410 году при Азенкуре (на территории современной Франции – прим. ред.). Прослеживается также отдаленное родство семьи с родом Камиллы, герцогини Корнуольской, нынешней супруги наследника Британской короны принца Уэльского Чарльза.

Отец Джорджа, Томас Дуглас Хьюитт, вместе с тремя братьями и родителями жил на берегу реки Мерси в Ливерпуле, пока в 1915 году его отец не был убит в одном инциденте. Семья переживала тяжелые времена. Томасу и другому его брату пришлось даже уехать в Австралию на несколько лет, но к 1933 году Томас Дуглас Хьюитт все же вернулся на родину в Англию, в отличие от брата, который так и остался в Австралии до конца жизни.

Сам профессор Джордж Хюитт сегодня, размышляя о своем детстве, отмечает, что рос «довольно избалованным ребенком», а также был замкнут и всегда предпочитал уединение какому-либо обществу. В семье Хьюиттов собственной машины не было, и потому даже на каникулы они не уезжали далеко — чаще всего к родне отца в Ливерпуль. Этот город всегда казался маленькому Джорджу куда более привлекательным, чем родной Донкастер.


Языки как загадка

Учась еще в Грамматической школе для мальчиков Донкастера, юный Джордж Хьюитт обнаружил в себе способности к языкам. В качестве средства общения язык Хьюитта вообще мало интересовал – по причине все той же его замкнутости. Скорее всего, это было отношение к неизвестным, «загадочным» языкам как к головоломкам, которые предстоит разгадать.

«Я начал изучать древнегреческий на третьем году обучения, а закончилось тем, что овладел на простом уровне латинским, греческим, французским и немецким языками. И, так как мне никогда не было интересно говорить с людьми ни на английском, и ни на каком другом языке, к 18 годам я выбрал для изучения на продвинутом уровне [вышедший из живого употребления] латинский и греческий, а также древнюю историю», — вспоминает профессор Хьюитт.

В 1972 году Джордж Хьюитт окончил колледж Святого Иоанна в Кембридже. В 1973 – получил диплом лингвиста, с 1976 года был магистром.

Его путь к изучению кавказских языков был непростым, но очень интересным. Еще в Кембридже, увлекшись индоевропейскими языками, Джордж Хьюитт узнал об одном из самых авторитетных британских специалистов в этой сфере, бывшем профессоре Кембриджа сэре Гарольде Бэйли, изучавшем санскрит.

«Выяснилось, что мы соседи в Кембридже, — говорит Джордж Хьюитт, — и мне посчастливилось узнать его довольно хорошо в результате нашего общения с 1973 [вплоть] до 1996 года, когда его не стало. Он и рассказал мне о том, что есть два малоизученных в Британии индоевропейских языка — литовский и армянский».

Так Джордж Хьюитт начал изучать древнеармянский язык, пока однажды тот же профессор Бейли не сказал ему, что раз он изучает армянский, то должен взглянуть и на родственные языки. И дал ему посмотреть книгу, написанную на грузинском.

«Я сразу же влюбился в эти буквы, и, хотя продолжал еще два года собирать материалы по армянскому языку, все больше и больше времени проводил, изучая грузинский и другие кавказские языки, которые не были индоевропейскими и представляли еще большую сложность, но тем были и интереснее для лингвиста», — вспоминает Хьюитт.


На английском – про абхазский

Увлечение этими новыми для него языками побудило Джорджа Хьюитта устроить себе путешествие в турецкую Анатолию.

«Через рожденного в Турции черкесского друга летом 1974 года я оказался в черкесской деревне Демиркапы. Оттуда отправился в последнюю деревню, где еще можно было найти кого-то из убыхов, и там перед отъездом мне дали номер телефона в Стамбуле сына последнего из тех, кто мог бы хорошо говорить на убыхском языке», — так вспоминает профессор Хьюитт о том, как впервые услышал о Тевфике Эсенче.

Тот был, по словам профессора, последним убыхом, который хорошо знал родной язык и мог на нем изъясняться. Хьюитт тогда нашел Эсенча в Стамбуле и провел с ним вместе пять дней, записывая его речь. Эта запись сейчас широко доступна на сайте профессора Хьюитта.

В 1975 году Джордж Хьюитт добился того, что уехал учить грузинский язык, а заодно и заинтересовавшие его кавказские языки (в частности, черкесский), в Тбилиси. Но найти там тех, кто говорил бы с ним по-английски о черкесском языке, ему не удалось. Зато молодой ученый нашел тех, кто был согласен говорить с ним по-английски об абхазском языке — двух аспиранток из Абхазии, Заиру Хибба и Азу Инал-Ипа.

Уже через год Заира стала его женой. Вот таким чудесным образом в сферу лингвистических интересов Джорджа Хьюитта вошел и абхазский язык.


В Сухуме: «поддержать простой диалог»

В Абхазию Джордж Хьюитт впервые попал в апреле 1976 года: приехал в Сухум из Тбилиси на автобусе и поселился в гостинице «Абхазия», ныне сожженной. Он до мельчайших подробностей помнит первые впечатления, которые произвел на него город.

«Было уже темно, когда я приехал в гостиницу заселяться в свой номер. Так темно, что я как-то даже не понял, насколько близко море. Поднявшись на следующее утро и отдернув шторы, я вдруг увидел перед собой спокойные голубые воды Сухумской бухты, а с балкона были видны группы домиков на холмах, постепенно поднимающиеся разноцветными крышами на гору Баграта», — живописно рассказывает Хьюитт.

В свой первый же приезд в Абхазию Хьюитт познакомился со многими выдающимися абхазскими учеными, такими как профессор Шалва Инал-Ипа, Георгий Дзидзария, Константин Шакрыл, Сергей Зухба и другими. Как лингвиста его, конечно, в первую очередь интересовали вопросы, связанные с абхазским языком.

К слову, сейчас профессор великолепно говорит на грузинском и абхазском языках, хотя сам он скромно утверждает, что по-абхазски может «лишь поддержать простой диалог», а полностью владеет лишь одним языком — английским.

Вместе с супругой Заирой Хибба профессор Хьюитт потом занимался разработкой таких важных пособий по абхазскому, как «Абхазский язык» в двух томах, «Пособие по чтению абхазских газет», «Абхазские народные сказания», в соавторстве с Зурабом Джапуа составил «Страницы абхазской народной традиции», «Самоучитель абхазского языка».


Открытое письмо грузинскому народу

Вплоть до Отечественной войны народа Абхазии (1992–1993 годы – прим. ред.) профессор Хьюитт вместе с супругой и двумя дочерями бывали в Абхазии каждый год, живя по три летних месяца в Очамчире у родни супруги.

«Я помню Абхазию до 1989 года как процветающее место с бурлящей жизнью, и, насколько я мог судить, у всех были хорошие отношения друг с другом вне зависимости от национальности. Конечно, я несколько опасался возможного напряжения отношений между абхазами и грузинами, но это скорее из-за некоторых ремарок, которые слышал от грузин по ту сторону реки Ингур. А вот внутри Абхазии, насколько я это мог видеть, отношения [между людьми] были хорошие и доверительные настолько, что в Очамчире, к примеру, люди уходили из домов, не заботясь о том, что их нужно запереть. И я был шокирован тем, как быстро в 1989 году местные грузины и мингрельцы поддались ужасающей шовинистической риторике, которая исходила от людей типа Гамсахурдиа (Звиад Гамсахурдиа – грузинский политический и общественный деятель, председатель Верховного Совета Грузинской ССР и первый президент Грузии в начале 1990-х годов – прим. ред.)».

Став свидетелем всех ужасающих столкновений, которые случились между грузинами и абхазами летом 1989 года (вооруженный конфликт в июле 1989 года в Сухуме, повлекший за собой человеческие жертвы – прим. ред.), видя насколько быстро ухудшаются отношения между двумя народами, в июле 1989 года Джордж Хьюитт написал открытое письмо грузинскому народу. В письме он выразил свое возмущение откровенно шовинистическими и националистическими выпадами со стороны грузин против представителей других народов.

Надо отметить, что на момент появления этого письма профессор Хьюитт был одним из самых уважаемых зарубежных кавказоведов в Грузии. Ему были открыты все двери в Тбилиси, он выступал по грузинскому телевидению и при этом говорил по-грузински, чем вызывал восторг у всех в этой стране. Но письмо навсегда закрыло ему дорогу в Грузию. Хьюитта официально назвали «врагом грузинского народа».

Вспоминая об этом письме, профессор Хьюитт отмечает, что он вовсе не замышлял устроить скандал, а преследовал другие цели: «Я хотел, пользуясь своим добрым именем и популярностью среди грузин, воодушевить «мудрые головы» в этой стране [на то, чтобы] подумать, каким разрушительным может быть для страны шовинизм, исходящий от таких оппозиционеров как Мераб Костава, Звиад Гамсахурдиа, Гия Чантурия, Ираклий Церетели, но, к несчастью, «мудрых голов» тогда просто не существовало, и все мы знаем ужасные последствия, которые имел этот шовинизм как для абхазев и осетин, так и для самих грузин».

Такова была смелая и принципиальная позиция профессора Джорджа Хьюитта в то непростое время.


Между Абхазией и Великобританией

После войны семья Хьюитт побывала в Абхазии уже в 1996 году. Дочери Джорджа и Заиры носят абхазские имена — Амра и Гунда. Обе они блестяще владеют абхазским наряду с другими языками. Они подарили профессору Хьюитту и любимых внуков — Александра, Анну Джоан, Софию и Николь. Все они имеют гражданство сразу трех стран — Абхазии, Великобритании и России.

Сам профессор Джордж Хьюитт стал гражданином Абхазии при президенте Сергее Багапш. Он также удостоен высшей государственной награды Абхазии «Честь и слава».

Сейчас ученый уже закончил преподавать кавказские языки на кафедре Восточных и африканских исследований Лондонского университета. Вместе с женой Заирой они живут в родном городе Хьюитта, Донкастере. Среди любимых занятий профессора, кроме языков – еще и цветоводство, которым он много занимался совсем недавно, а теперь из увлечений осталось, в основном, прослушивание классической музыки, в которой он особенно выделяет фантазию Бетховена для пианино, хора и оркестра. И, конечно, профессор Джордж Хьюитт продолжает много читать. Между прочим, его кавказоведческая библиотека считается одной из самых масштабных частных библиотек во всей Европе.

В Абхазии Хьюитты бывают каждый год. Даже когда они находятся в Донкастере, им известно обо всем, что происходит в Республике. Профессор Хьюитт находится в активной деловой и дружеской переписке со многими друзьями и хорошими знакомыми в Абхазии, тем самым держа руку на пульсе маленькой страны, которая давно уже стала ему вторым домом.


Размещено: Apsny Online
Источник: https://abaza.org
Количество просмотров: 1700

Возврат к списку

Наверх