АБХАЗИЯ СЕГОДНЯ. ЧТО ДЕЛАТЬ? (ЗАВЕРШЕНИЕ)

АБХАЗИЯ СЕГОДНЯ. ЧТО ДЕЛАТЬ? (ЗАВЕРШЕНИЕ) 02.05.2019 23:05

Архимандрит Дорофей (Дбар)

КОНСТИТУЦИОННАЯ РЕФОРМА

«Power tends to corrupt, and absolute power corrupts absolutely…

(Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно…)»

Джон Актон (1834–1902 гг.)


В разделе «Политика» (см. выше) мы уже отмечали, что стабильность в стране является главным условием ее развития. А гарантировать стабильность возможно, если политическая система в государстве обеспечена балансом всех трех ветвей власти — законодательной, исполнительной и судебной. В случае с Абхазией упомянутого баланса ветвей власти нет, и все разговоры, которые мы ведем последние двадцать лет по этому поводу, безуспешны — из–за отсутствия у руководства нашей страны политической воли.

Думаю, многие, кто переживает за судьбу страны, помнят, как пять лет назад, 2 июля 2014 г., в конференц–зале отеля «Атриум Виктория» в Сухуме проходило представление проекта модели новой политической системы Республики Абхазия[1]. Проект был подготовлен общественной инициативной группой во главе с Алхасом Тхагушевым. На мой взгляд, к обсуждению большинства положений того проекта необходимо вернутся.

Практически каждый, кто выступает с инициативой реформировать Конституцию Республики Абхазия, отмечает, что по Основному Закону страны Президенту Республики Абхазия отведено, мягко говоря, слишком много полномочий. В то время это объясняли реалиями, которые сложились в стране в 1994 году, на момент, когда Конституция Республики Абхазия была принята.

Если вспомнить мировую историю, то еще со времен эллинской демократии на время ведения войн Народное собрание свободнорожденных и полноправных граждан полиса (высшего управления) передавало чрезвычайные и особые полномочия одному человеку, выступающему одновременно в качестве военного стратега и правителя города-государства. Если по окончании войны он не возвращал власть Народному собранию, то входил в историю под именем тирана (τύραννος).

Историк В. П. Бузескул (1858–1931 гг.) в энциклопедической статье «Тирания и тираны в древней Греции» отмечал, что «существующих форм государственного строя и законов тираны большею частью не трогали и довольствовались властью фактическою, предоставляя высшие должности своим родственникам или приверженцам, как делал Пизистрат… Опорой их служила прежде всего военная сила — отряд телохранителей, укрепленный дворец и т. п.; ввиду этого, равно как и для осуществления своей внешней и внутренней политической системы, тираны должны были обладать большими денежными средствами и вводить налоги, иногда в форме прямого обложения. Так, Пизистрат владел рудниками в местности около р. Стримона, богатой лесом и драгоценными металлами, и взимал с жителей Аттики поземельную подать (в размере 1/10 или 1/20)».

Полагаю, что абсолютная власть, гарантированная Конституцией Республики Абхазии президентам, в наше время стала предметом соблазна для них и, как следствие, главной причиной того печального результата, который мы имеем сегодня.

При этом я не считаю, что пересмотр Конституции Республики Абхазия — панацея от всех наших проблем. Изменения внешней формы ничего не дадут, если они не будут наполнены соответствующим содержанием.

Совсем недавно меня спросили, как бы я отнесся бы к изменению названия нашей страны, чтобы и на русском языке вместо «Абхазия» (названию, этимологически восходящему к грузинскому «Апхазети») использовалось бы исконно абхазское «Апсны» или же европейский экзоним «Абазгиа» (предлагался и такой вариант). Тогда я ответил, что, по мне, пусть Абхазия называется хоть «Апхазети», главное, чтобы страна наша была реально независимой.

Но если подойти к вопросу серьезно, то и наименование страны, и ее атрибутика — дело немаловажное. Еще до Отечественной войны народа Абхазии 1992–93 гг. с подобной инициативой — о переименовании страны — на заседании Верховного Совета Абхазии выступал депутат Зураб Ачба. А вот Председатель Верховного Совета В. Г. Ардзинба считал подобного рода изменения нецелесообразными и привел соответствующие исторические аргументы.

С другой стороны, Конституция — не Священное Писание, которое нельзя пересматривать. Еще раз напомню слова  немецкого богослова Карла Барта (1886–1968 гг.), с которых я начал свои размышления о настоящем и будущем Абхазии: «Истинный пересмотр прежнего — это не поражение, а новое начало!»

Таким образом, с учетом всех изложенных в данной моей работе идей по реформированию политических институтов нашего государства, управления и т. д., предлагаю обсудить следующие изменения, которые, с моей точки зрения, необходимо внести в Конституцию Республики Абхазия (формулировки и приведение их в соответствие со всеми положениями Конституции РА оставляю за юристами). А вот их одобрение и решение о внесении изменений в Конституцию в принципе — это уже дело народа Абхазии.

Статья 4: «Республика Абхазия состоит из исторических земель Садз, Бзып, Гума, Дал–Цабал, Абжуа, Самырзакан, на которых расположены районы (Гагрский, Гудаутский, Сухумский, Гулрыпшский, Очамчырский, Ткуарчалский, Галский) и города (Гагра, Гудаута, Новый Афон, Сухум, Очамчыра, Ткуарчал, Гал). Территория Республики Абхазия целостна, неприкосновенна и неотчуждаема».

Изменить: «Республика Абхазия состоит из исторических земель Садз, Бзып, Гума, Дал–Цабал, Абжуа, Самырзакан, на которых расположены самоуправляемые регионы (Сухумский регион — Центральная Абхазия, Бзыпский регион — Западная Абхазия, Абжуйский регион — Восточная Абхазия) и города (Гагра, Гудаута, Новый Афон, Сухум, Очамчыра, Ткуарчал, Гал). Территория Республики Абхазия целостна, неприкосновенна и неотчуждаема».

Статья 5: «Земля и другие природные ресурсы являются собственностью народа, используются и охраняются в Республике Абхазия как основа жизни и деятельности ее граждан. Вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами регулируются законами Республики Абхазия».

Изменить: «Земля и другие природные ресурсы являются собственностью народа, используются и охраняются в Республике Абхазия как основа жизни и деятельности ее граждан. Природные ресурсы должны использоваться рационально с учетом всех экологических требований и принципа справедливого распределения для каждого гражданина страны. Все средства, вырученные от добычи и реализации природных ресурсов, должны накапливаться в народных фондах. Средства фондов используются для обеспечения социальных прав граждан».

Статья 37: «Парламент Республики Абхазия состоит из 35 депутатов. Выборы в Парламент осуществляются на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права, посредством тайного голосования. Срок полномочий Парламента пять лет. Порядок выбора депутатов Парламента устанавливается Конституционным законом».

Изменить: «Парламент Республики Абхазия состоит из 45 депутатов (с учётом того, мы говорим о реформировании территориально–административного деления территории Республики Абхазия на три региона), избираемых по партийным спискам. Выборы в Парламент Республики Абхазия осуществляются на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права посредством тайного голосования. Срок полномочий Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия — пять лет. Порядок выбора депутатов Парламента Республики Абхазия устанавливается Конституционным законом».

К полномочиям Парламента Республики Абхазия добавить в Статье 47 (после 3 пункта): «4) парламентское большинство (с точным определением) формирует Кабинет Министров Республики Абхазия».

Из Статьи 53 — о полномочиях Президента Республики Абхазия изъять 16–й пункт: «Назначает и освобождает глав исполнительной власти в городах и районах Республики Абхазия (учитывая, что мы говорим о трех самоуправляемых регионах, которыми руководят главы регионов, депутатов региональных собраний, мэров городов, а также судей и начальников местных отделений полиции будут избирать посредством прямого голосования жители регионов — по партийным спискам)».

Целиком изъять Статьи 54 и 55, касающиеся Вице–президента Республики Абхазия, поскольку данную должность надо упразднять (для Республики Абхазия более чем достаточно Президента и Премьер–министра).

Из Статьи 56 изъять пункт «Кабинет Министров формируется Президентом Республики Абхазия» (это полномочие должно быть передано Народному Собранию –Парламенту Республики Абхазия).

Из Статьи 66 изъять пункты, касающиеся Вице–президента Республики Абхазия, в силу упразднения таковой должности.

Из Статьи 79 изъять пункт: «главы исполнительной власти городов и районов Республики Абхазия назначаются Президентом Республики Абхазия из состава органа местного самоуправления (как мы уже отметили, главы исполнительной власти городов и трех самоуправляемых регионов избираются посредством прямого голосования жителей городов и регионов Республики Абхазия)».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Читателю моих размышлений может показаться, что в них довольно много критики. Это действительно так. Но без переоценки прошлого и критики настоящего — и это мое глубокое убеждение — общество просто не способно двигаться вперед.

Я заметил, что самокритика присуща народам Средиземноморья (например, грекам и итальянцам). Возможно, это один из признаков принадлежности к древним цивилизациям и культурам. Ничего хуже самовосхваления для развития страны не бывает! Так что, с моей точки зрения, чрезмерная самокритика абхазов (свойственная, в том числе, и мне) — это скорее положительный фактор, если не переходить границ разумного.

В то же время следует объективно признать, что у народа Абхазии есть ряд обстоятельств, смягчающих многие неудачи послевоенного периода.

Если бы после войны 1992–93 гг. и периода воодушевления от Победы Абхазия не оказалась бы в жуткой экономической блокаде и если бы не война России с Чечней и ее последствия, мы могли бы сделать невероятный рывок вперед.

Помните, сразу после войны можно было спокойно отправиться морем из Сухума в Трабзон? А потом что? Вот уже 25 лет море практически закрыто для нас, невозможны и воздушные сообщения с миром. Нам приходилось покупать продукцию в Сочи, перевозить ее через две границы, давать взятки таможенникам, да и это не всегда гарантия — пропустят или нет. Мы до сих пор ездим покупать продукцию ИКЕА в Краснодар. А что было бы, если бы эта шведская фирма имела возможность открыть свой большой центр на территории Абхазии?

Поэтому, когда мы рассуждаем, почему нам не удалось достичь желанного развития, ответ лежит на поверхности: у нас не было равных условий для развития — равных со всем остальным миром!

Чтобы не быть голословным, приведу несколько примеров.

Молодые люди из России и Грузии могут спокойно ехать учиться в любую точку мира, будь у них на то желание и возможности. Молодым жителям Абхазии, в том числе и мне, приходилось и приходится пробивать себе дорогу к качественному образованию через невероятные преграды.

Да, иногда это приводит к успеху, но в большинстве случаев — нет.

И это только один аспект — образование. То же самое и по всем другим вопросам.

Невозможно требовать от Абхазии тех же результатов, которые достигли соседние страны! Все 25 лет мы были вынуждены стартовать с разных площадок, у нас никогда не было равных возможностей. В советское время это равенство было, вот почему в обычных абхазских деревнях в то время люди жили так же, как сегодня живут в признанными элитными пригородных районах Москвы и Петербурга.

Еще один пример. За 25 лет не было вообще никаких равных условий для возрождения церковной жизни. Напротив, все эти годы нам только упорно мешали. Однако мы добились многого, и, по сути, даже большего, чем в соседних православных странах. А что было бы, если у Абхазской Церкви были бы равные условия с ГПЦ и РПЦ?

Кроме того, когда мы рассуждаем о пройденных этапах нашей новейшей истории, мне хочется напомнить один наиважнейший факт: при численности населения ок. 250 тысяч человек мы сумели создать собственное независимое государство со всеми соответствующими институтами. Назовите мне другую автономную республику бывшего СССР, которая сегодня является самостоятельным государством?

Мы можем быть самокритичными и сетовать, что у нас не то Правительство, не тот Парламент, не та Академия наук, не тот АбИГИ, не тот университет, не те театры, не те школы и сады и т. д. Но, они у нас есть, и они функционируют!

Разве Владислав Ардзинба не был политиком мирового уровня, а Фазиль Искандер — классиком мировой литературы? Разве сегодня Хибла Герзмава не является известной в мире оперной дивой, а борец Денис Царгуш — гордостью мирового спорта?

Можно вспомнить и назвать еще много имен, и это будут имена людей с общепризнанными успехами.

Другими словами, наши достижения в культуре, науке, политике, да любом другом направлении, с учетом малочисленности населения Абхазии — это невероятные достижения. И об этом всегда надо помнить!

Мое воображение поражает еще один факт из нашей недавней истории. Вспомним, что пережил абхазский народ после неравной Русско–Кавказской войны, длившейся почти полвека? Депортацию (махаджирство) большей части населения Абхазии на территорию Османской империи, а после того, как руководство Российской империи объявило оставшуюся часть нашего народа «виновной», почти четверть века эта «вина» оборачивалась для абхазов жесткими дискриминационными условиями, при которых наш народ чувствовал себя совершенно бесправным на своей же земле. Потом Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, Гражданская война и интервенция грузинских меньшевиков, жуткие репрессии в 30–х, когда вся наша национальная элита была расстреляна, а потом еще и Вторая мировая война, когда мы потеряли существенную часть мужского населения. И после всего этого абхазский народ только в течение XX в. смог дважды воссоздать свое независимое государство!

Константин Ковач (1911–1939 гг.) в этнографических записях абхазских народных песнь отмечал: «Абхазцы живут в такой легендарно красивой местности, где творить что–то хочется даже тому, кто никогда не был творцом. Но полный препятствий путь абхазца к культуре, не материальное положение, но палка “завоевателей”… Этих “но” было так много, что если бы нам пришлось быть на месте абхазцев, вряд ли бы нам захотелось петь. Но они пели».

Я надеюсь, Всевышний сподобит наш народ и впредь прославлять Его имя и землю, данную Им нам, в своих песнях, как это делали наши предки с древнейших времен.

А что касается того, что нам всегда не хватало для реализации нашей мечты — жить и созидать в свободной и процветающей стране, наиболее емко и точно об этом высказался Н. П. Игнатьев (1832–1908 гг.) в лекции, прочитанной им в 1852 г. в Военной академии генерального штаба Российской армии. Его словами я и завершаю свои размышления о настоящем и будущем Абхазии.

«Домашние междоусобные распри, — говорит Н. П. Игнатьев, — между аристократическим фамилиями (Абхазии), вследствие пагубного обычая кровомщения (сегодня это клановая борьба — прим. о. Дорофея), соперничество между христианами и магометанами (сегодня это отношения между коренными абхазами и диаспорой, проживающей в исламских странах — прим. о. Дорофея), неограниченный произвол владетельных князей, беспрерывные ссоры их за право наследия (сегодня это неограниченная власть президента Республики Абхазия и борьба за кресло главы государства — прим. о. Дорофея), — все эти исторические причины оставили и доныне глубокие следы. Если б не вкоренилась в народе привычка к распрям и тунеядству, то Абхазия могла бы сделаться одною из самых цветущих и богатых стран».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

20 марта 2019 г. на своей странице в Facebook я опубликовал пост под названием «Я не намерен заниматься политическими игрищами и говорю “οχι”», который тут же перепечатали различные СМИ[2].

Этот пост — с изменениями и дополнениями — станет послесловием к книге.

В последние полгода в различных СМИ и социальных сетях стало часто упоминаться имя архимандрита Дорофея (Дбар) как возможного участника предстоящих выборов президента Республики Абхазия[3]. При этом я такого намерения нигде публично не высказывал[4].

В январе 2018 г. в Новоафонском монастыре у меня состоялась встреча с отдельными представителями абхазского политического истеблишмента, которые долго убеждали меня в необходимости заняться политикой и выставить свою кандидатуру на выборах президента Абхазии в 2019 г. Тогда я отказался.

Однако именно та встреча побудила меня к написанию размышлений относительно настоящего положения Абхазии и того, что нужно сделать всем нам, гражданам страны, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Сначала я полагал, что это будет небольшая статья, однако в процессе работы количество собранных материалов росло и написанное приобретало все более масштабный характер. В итоге размышления вылились в целую монографию.

Летом 2018 г. те же представители абхазской политической элиты и ряд молодых политиков вернулись к разговору о перспективах выдвижения моей кандидатуры на пост президента Абхазии в 2019 г. С того момента —  с учетом моего абхазского воспитания, христианских убеждений, личного уважения к старшим и почтительного отношения к их мнению — я перестал быть столь категоричным в своем отказе.

Когда в декабре 2018 г. создавалось общественно–политическое движение «Общее дело», стали упорно муссироваться слухи, что создается оно якобы «под архимандрита Дорофея»[5]. Однако ни на одном из собраний этой организации (в том числе и учредительном) я не присутствовал и вообще в работе движения участия не принимал и не принимаю.

Да, я сознательно повел себя именно таким образом, поскольку (по ряду весомых причин) не намерен заниматься политикой вместе с большинством участников названного движения. Впрочем, такое же отношение у меня и к любым другим действующим политическим партиям, общественным движениям и отдельным политическим фигурам. Кроме того, я не ощущал особой необходимости участвовать в деятельности существующих партий и общественных движений.

Чтобы разобраться в политике, продумать и составить свою программу реформ и будущего развития Абхазии, мне (извините за самоуверенность) вполне хватает собственных знаний, опыта, сил и рекомендаций двух моих сотрудников по СМА (Ахры Смыр и Германа Маршания), а для трансляции идей и общения с различными — довольно широкими — кругами нашего общества достаточно имеющихся в наличии интернет–ресурсов.

К концу 2018 г. я принял для себя решение: если я и буду выставлять свою кандидатуру на президентских выборах, то сделаю это исключительно в качестве независимого кандидата.

Конечно же, было бы правильно, если бы за реализацию изложенных в данной книге идей, в случае их одобрения нашим сообществом, взялись все–таки политики, а не я, священнослужитель. Но, к сожалению, людей, способных хотя бы обозначить назревшие реформы в жизни Абхазского государства (я уже не говорю о способности осуществить!), ни я, ни подавляющее большинство моих сограждан на политической сцене Абхазии увидеть не смогли.

С вышеизложенным и связана большая часть слухов о моем возможном участии в президентских выборах. В этом случае у людей и назрел первый вопрос: может ли священнослужитель участвовать в выборах Президента Республики Абхазия?

Александр Скаков в аналитической статье «Абхазия в 2018 году: перспективы “абхазского проекта”, вызовы и возможности» отметил, касаясь этой темы, что Конституция Республики Абхазия «прямо не запрещает это для клирика»[6]. Иные стали искать аналогичные примеры в политической жизни других стран. Вспомнили архиепископа Кипрской Православной Церкви Макариоса III (Мускоса), избранного в декабре 1959 г. первым Президентом Республики Кипр; президента Парагвая Фернандо Луго Мендеса (был избран в апреле 2008 г.), епископа Католической церкви, которому Ватикан разрешил вновь стать мирянином (согласно Конституции Парагвая, духовное лицо не может быть президентом страны); немецкого пастора Йоахима Гаука, избранного в 2012 г. президентом Федеративной Республики Германия.

Напомню, что и абхазское духовенство в разные периоды отечественной истории принимало активное участие в политической жизни страны.

Любопытна в этом отношении судьба моего односельчанина, священника церкви Пророка Илии с. Мгудзырхуа Гудаутского района Василия Агрба (1889–1938 гг.). Он был одним из активнейших участников Съезда духовенства и выборных мирян абхазского православного населения Сухумского округа, на котором была объявлена автокефалия Абхазской Церкви. Съезд состоялся в мае 1917 г.

Председателем на Съезде был Симон Басария (1884–1941 гг.), товарищем (заместителем) председателя — священник Василий Агрба, секретарями Съезда были избраны Михаил Тарнава (1895–1941 гг.) и Самсон Чанба (1886–1937 гг.).

Мы не знаем причин, по которым церковный Съезд не возглавил ни один из старейших по хиротонии и более образованных абхазских священнослужителей, например, протоиерей и благочинный Димитрий Маан (1866–1948 гг.) или священники Николай Ладария (1866–1924 гг.) и Николай Патейпа (1877–1941 гг.). Ни один из них не был представлен даже в качестве заместителя председателя Съезда.

Возможно, в том, что именно он, священник Василий Агрба, был выбран заместителем председателя Съезда, сыграл роль его личный решительный настрой. Известно, что о. Василия в тот период нередко обвиняли в церковном сепаратизме и национализме.

В июне 1918 г., после оккупации территории Абхазии войсками Грузинской демократической республики и создания грузинскими автокефалистами параллельного епархии Российской Православной Церкви собственного церковного института — Цхумо–Абхазской епархии ГПЦ, абхазское духовенство и миряне, принимавшие активное участие в Съезде, на котором была провозглашена независимость Абхазской Церкви, в большинстве своем, не выдержав давления со стороны грузинских меньшевиков и автокефалистов, пополнили ряды абхазских коммунистов (священник Василий Агрба и Симон Басария). Некоторые другие в итоге становятся клириками Цхумо–Абхазской епархии ГПЦ (протоирей Димитрий Маан и священник Елизбар Ачба).

В 1918 г. Василий Агрба был арестован меньшевистским правительством и 8 месяцев просидел в Сухумской тюрьме. В 1920 г. он снова был арестован и отправлен в Батумскую тюрьму. После установления советской власти в Абхазии в 1921 г. стал председателем ревкома и председателем исполкома Гудаутского уезда. С 1924 г. назначался на разные ответственные должности вплоть до наркома легкой промышленности Абхазской ССР. В 1938 г. был репрессирован и расстрелян.

Политическую и гражданскую активность проявил и священник Георгий Аханипа–Туманов (1880–1920 гг.), которого по праву можно считать одним из лучших представителей дореволюционного абхазского духовенства и интеллигенции (последнее определение принадлежало основоположнику абхазской литературы Д. Гулиа).

Выходец из традиционного абхазского с. Отхара Гудаутского района, воспитанник Новоафонской монастырской школы, студент физико–математического факультета Петербургского университета и выпускник духовной семинарии, оратор со знанием нескольких языков, в то же время — милосердный и трудолюбивый, кроме того — эмоциональный и азартный (участник автомобильной гонки в далеком 1911 г. в г. Гагре).

Священник Георгий Аханипа–Туманов за свою короткую жизнь немало сделал для просвещения абхазского народа, не забывая при том и о материальном его благосостоянии. Будучи служащим священником Гагрского храма, находившегося тогда на попечении богатейшего принца А. П. Ольденбургского, о. Георгий тратил свои сбережения на содержание учеников и студентов из абхазских сел, а также на закуп зерна для беднейших слоев населения Абхазии.

Он добровольно принимал участие в Первой мировой войне, исполняя обязанности пастыря в военных госпиталях далекого от его родины Каунаса, а после возвращения с фронта выступал на митингах в Сухуме против произвола грузинских меньшевиков, за что и был арестован. Он открыто и безбоязненно защищал интересы абхазов в послереволюционное лихолетье, не разделяя при этом своих соотечественников на меньшевиков и большевиков.

Священник Георгий Аханипа–Туманов оказывал финансовую поддержку в издании первой демократической газеты на абхазском языке «Апсны» и дал крупную сумму на покупку оружия для революционно–крестьянского движения. Несмотря на то, что он был священником, он защищал абхазов–коммунистов, когда власти бесцеремонно и несправедливо поступали с ними.

До конца дней своих Георгий Аханипа–Туманов сохранял веру в Бога, в то время как многие его церковные сослуживцы сменили рясу на революционно–пролетарскую одежду. Умер он при загадочных обстоятельствах в 1920 г. Есть предположение, что был отравлен.

Священник Георгий Аханипа–Туманов имел в народе очень высокий авторитет. Он отличался справедливым отношением к людям, независимо от их национальности и социального положения. Поэтому его фигура могла не нравиться и отдельным демократам, членам Абхазского народного совета — руководящего органа Абхазии в то время, и оккупировавшим территорию Абхазии грузинским властям, и абхазским коммунистам, которые при поддержке своих российских соратников стремились установить Советскую власть в Абхазии. Тит Хасая, крестьянин из села Лыхны, в мае 1919 г., за год до смерти о. Георгия, произнес такие слова: «Если честно говорить, именно Георгий Туманов может выгнать и меньшевиков, и большевиков, настолько он грамотный, и не различает, кто есть кто…».

И, наконец, еще один представитель абхазского духовенства — священник Елизбар Ачба (1887–1944 гг.), уроженец с. Пакуаш Очамчырского района. В период становления новой Абхазии он проявил активную гражданскую позицию, не сняв при этом рясы, но в 30–е годы вынужден был пойти на компромисс со сложившейся к тому времени церковной ситуацией и стал клириком Цхумо–Абхазской епархии ГПЦ.

В 1919 г. священник Елизбар Ачба в газете «Апсны» (№ 13) опубликовал небольшую статью на абхазском языке под названием «Иамҩоузеи иҟаҳҵаразы ҳара аԥсацәа?».

В статье он приводит статистические данные о количестве абхазов, говорит о раздробленности нашего народа, об отсутствии конкретных действий для выбора пути решения задач, которые были поставлены перед абхазским народом самим временем. В конце статьи о. Елизбар отмечает, что необходимо создать «Абхазский национальный совет», чтобы заострить внимание на нуждах абхазского народа.

Священник Елизбар Ачба и в других номерах газеты «Апсны» опубликовал еще несколько статей, посвященных общественно–политической жизни в Абхазии в то переломное время. Одна из них была озаглавлена следующим образом: «Аԥсуа жәларыи демократреи». В ноябре 1937 г. согласно постановлению «тройки» при НКВД ГССР о. Елизбар был репрессирован и умер в ссылке в январе 1944 г.

Однако вернемся к нашей теме. Приняв к концу 2018 г. решение: если выставлять свою кандидатуру на президентских выборах, то делать это исключительно в качестве независимого кандидата, я определил для себя ряд необходимых и обязательных к выполнению условий:

Стремиться не к наигранной, а к реальной демократии и чистой политике (то, что по–английски называют fair play) в противовес узурпации власти и откровенно «грязной» политике. К большому сожалению, публичная политика в наше время деградировала, опустившись до банального торга между политическими деятелями и избирателями. Первые добиваются власти даже не ради «вящей славы», а исключительно чтобы получить доступ к государственной «кормушке», обрести возможность для быстрой наживы и «защиты» личных бизнес–интересов. Вторые же довольствуются «крохами хлебов», к примеру, в виде прокладки небольшого участка асфальта или водопроводной трубы, установки трансформатора и т. д. Результат такого рода торга всегда один: верхи (политики) живут припеваючи, съедая «целые хлеба», а низы (избиратели) влачат жалкое существование (кормятся «крохами хлебов», падающими со столов их избранников). Мои убеждения иные. Политику, равно как и другие области человеческой деятельности, создавали лучшие умы человечества для совершенно иных целей: для общего и справедливого блага для всех людей, объединенных в различные формы совместного сосуществования. Человек, полагающий, что самое важное — это быть владельцем большого собственного дома с высоким забором, собственных автомобилей премиум–класса, иметь возможность статусного потребления и заботиться лишь о том, что будет происходить только внутри его собственной семьи, обречен! Так было и так будет всегда! Без заботы об общих интересах, без заботы о том, что мы называем страной, государством и ценностями, которые мы в себе несем, ничего не получится! И этому учит нас наша собственная история.
Наличие не шаблонной, а продуманной и реальной предвыборной программы, с которой необходимо заблаговременно ознакомить избирателей. Собственно, с чего я и начал. С августа 2018 г. на официальном сайте Священной Митрополии Абхазии «Аnyha.org» регулярно появляются разделы моей работы под названием «Абхазия сегодня. Что делать?». В каждом из разделов я анализирую сложившуюся в Абхазии ситуацию и предлагаю читателям собственное видение реформ, в которых, с моей точки зрения, наша страна очень нуждается. Одна из частей, посвященная политике, была представлена в качестве доклада на заседании круглого стола «Абхазия: кризис и пути выхода из него», состоявшемся 23 ноября 2018 г. в Культурно–благотворительном центре «Мир без насилия» им. Зураба Ачба (число просмотров роликов с этим выступлением достигло 15 000, что очень много для малочисленной абхазской аудитории). Судя по веб–аналитике социальных сетей и сайтов, наибольший интерес у публики вызвали разделы «Политика», «Человеческие ресурсы и управление» и «Экономика» (до 7 000 уникальных посетителей!). Кроме того, все части моих размышлений были переопубликованы на следующих интернет–ресурсах: Аԥсны.ru, медиа–клуб «Аҧсны.Иахьа», на информационном портале «Аиааира». Отдельные части размышлений были опубликованы также на сайте агентства «Абхазия–Информ» и в газете «Чегемская правда» (2019, №№ 2, 7, 8). Александр Скаков в уже упомянутой статье «Абхазия в 2018 году: перспективы “абхазского проекта”, вызовы и возможности» также дал развернутый анализ моим публикациям, охарактеризованным им как статьи, больше похожие «на программу будущего кандидата в президенты»[7]. Практически все интересные реплики и комментарии, которые появлялись под самими публикациями или были присланы мне в личных сообщениях, я сохранял для себя в отдельном файле. Это для меня очень важно, поскольку я хочу понять, что больше всего беспокоит читателя, с чем он согласен или не согласен. Замечу, что много споров вызвала тема репатриации. Для меня печально констатировать, что неабхазский, большей частью, сегмент интернета воспринял мои предложения, что называется, «в штыки». Любопытно, что бывший работник Министерства по курортам и туризму Республики Абхазия Рудольф Барганджия на страницах газеты «Республика Абхазия» высказал мнение по поводу развития сельского хозяйства и туризма, и некоторые его высказывания перекликаются с тем, что изложено мною в разделе «Экономика». В частности, по поводу нового туристического маршрута на горе Акуи (Афонская гора). В любом случае, я уверен, что главная цель моих публикаций достигнута: граждане нашей страны стали читать довольно большие по объему материалы о политике, экономике, управлении и т. д., соответственно всерьез задумываются о реформах в нашем государстве. Люди стали понимать, что политика не обязательно априори должна быть «грязной», и для достижения успеха не требуется привлечение обманных «политтехнологий». Кроме того, люди стали различать понятия формы и содержания. Если в самом начале моих публикаций внимание читателей было по большей части сконцентрировано на моей личности — на человеке в рясе (у многих это вызывало недоумение и раздражение), то со временем люди стали больше интересоваться изложенными мною идеями. Многие читатели данных размышлений стали вслух озвучивать и такой (вполне резонный!) вопрос: а теперь мы посмотрим, какие программы будут предлагать нам другие кандидаты в Президенты Республики Абхазия!?
Относительно выдвижения независимого кандидата: в соответствии с Конституционным Законом РА «О выборах Президента Республики Абхазия» право выдвигать кандидатов в президенты РА принадлежит политическим партиям и группам избирателей. Если кандидата на пост президента Республики Абхазия выдвигает группа избирателей, то необходимо создать инициативную группу в количестве не менее 10 человек, которой в свою очередь нужно собрать в поддержку своего кандидата подписи не менее 2000 потенциальных избирателей. Так вот, в случае моего участия в президентских выборах, я представлял сбор подписей следующим образом: я намеревался лично встретиться с каждым из 2000 поддерживающих меня избирателей, провести с каждым из них беседу и узнать, чем мотивировано решение поддержать мою кандидатуру.
Представление декларации о доходах и имуществе кандидата в президенты РА — обязательно, даже если этого не требует Закон «О выборах Президента Республики Абхазия». Это я могу сделать и сейчас. Источником моих доходов является ежемесячная заработная плата (с уплатой соответствующих налогов) плюс премиальные. Как председатель Совета СМА и руководитель издательского отдела СМА я ежемесячно получаю 22 500 руб. Как старший научный сотрудник АбИГИ им. Д. Гулиа АНА — 5 200 руб. Плюс ежегодные премиальные: за четыре праздничных богослужения (по 3 000 руб.) — 12 000 руб. и проведение свободных лекций в Богословском лекториуме при Новоафонском монастыре — 30 000 руб. в год. Итого, мой ежегодный доход составляет 374 400 руб. Из них в качестве подоходного налога и отчислений в Пенсионный фонд изымается 26 928 руб. (СМА) и 6 792 руб. (АбИГИ). Имущества — в силу того, что я веду монашеский образ жизни и постоянно проживаю в Новоафонском монастыре, — у меня нет (если не считать велосипеда, купленного на личные средства в 2015 году, его стоимость составляет около 20 000 руб.).
Для меня важно идти по принципу поступательного, позитивного развития. Это подразумевает отказ от участия в изрядно поднадоевшей нашему народу и, главное, бессмысленной и затратной предвыборной кампании с использованием так называемых современных политических технологий. Говоря проще, это предполагает отказ от обмана избирателей или неприкрытого их подкупа, сведения политической дискуссии к межличностным склокам и «поливанию грязью» с расчетом убедить избирателей, склонить их на свою сторону, используя для этого различные закрытые группы и анонимных комментаторов в социальных сетях. На днях я обратился к своим друзьям в Facebook не вступать в диспут с анонимами в различных закрытых и других группах, чтобы «защитить» или «оправдать» меня. Я совсем не требую, чтобы все меня уважали, тем более любили! Одного известного греческого адвоката спросили: «У вас есть враги и противники?» И он ответил: «Человек, который не имеет врагов и противников, равнодушный человек!» А причину — почему я отказываюсь отвечать на выпады в свой адрес, особенно в пространстве социальных сетей, — поясню словами проф. О. И. Сенковского: «Довольно многим известно, что я никогда не отвечаю на замечания, которые могут ко мне относиться, в разных журналах и газетах. Я это делаю из уважения к публике, которая, по моему мнению, сама в состоянии лучше меня оценить достоинство и цель этих замечаний».
В случае выдвижения своей кандидатуры в качестве кандидата на должность Президента Республики Абхазия я был намерен до выборов огласить имена ключевых фигур будущего правительства Абхазии (оговорюсь сразу, ни с кем из предполагаемых мною кандидатов этот вопрос я не обсуждал). Я убежден, что избиратель должен знать имена кандидатов на ключевые посты в правительстве до выборов главы государства. В разделе «Человеческие ресурсы и управление» я говорил об изменении структуры правительства и административно–территориальном делении. Ключевые фигуры правительства Республики Абхазия — премьер–министр и девять министров — назначаются Президентом Республики Абхазия. Все остальные государственные служащие центрального аппарата управления (включая заместителей министров) назначаются по представлению государственной экспертной комиссии. Главы трех регионов, депутаты региональных собраний, главы городов в каждом регионе, судьи и начальники региональных отделений милиции (полиции) избираются посредством прямого голосования жителей регионов (прямых выборов). Все остальные госслужащие самоуправляемых региональных органов назначаются региональными собраниями по результатам конкурсного отбора. Однако, в связи с принятым решением не выдвигать свою кандидатуру на предстоящих выборах Президента Республики Абхазия полагаю, что озвучивать имена персон, рекомендованных мною на ключевые позиции в органах власти, будет некорректно по отношению к каждому из них, хотя для читателей это было бы весьма интересно.
Если обобщить сказанное, в случае моего участия в выборах Президента Республики Абхазия в 2019 г., я руководствовался бы простыми и уже проверенными принципами: «Честность — лучшая политика» (Джордж Вашингтон), «Меньше слов, больше дел» (Эммелин Панкхёрст) и «Свобода и власть подразумевают ответственность» (Джулиус Роберт Оппенгеймер).

В марте 2019 г. я стал замечать, что люди, еще недавно усиленно убеждавшие меня принять участие в президентских выборах, стали дистанцироваться. Почему? Остается только догадываться.

Да, я признаю, что никогда не был «покладистым и пушистым»! Да, я всегда действую самостоятельно, следуя своим принципам и убеждениям (пусть даже они ошибочны)! И я никогда не участвовал в закулисных играх! Никогда не интриговал! Но всё это было с самого начала известно всем, кто уговаривал меня заняться политикой.

Совсем недавно я узнал, что Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия всерьез намерен обсудить вопрос о лишении возможности участвовать в выборах президента Республики Абхазия представителей абхазской диаспоры, проживающих на территории Турции. Т. е. абхазы, фактически постоянно проживающие за пределами Абхазии, могут лишиться права голосовать за Президента Абхазии! Саму постановку вопроса таким образом я воспринимаю как оскорбление наших братьев и сестер, проживающих за пределами Абхазии, в том числе и не по своей воле!

Все вышеизложенное, а также внутреннее убеждение, окончательно сложившиеся в течение первых двух недель Великого поста 2019 г., побудили меня принять окончательное и бесповоротное решение:

Я не намерен заниматься политическими игрищами и говорю «όχι» («нет») своему участию в выборах Президента Республики Абхазия в 2019 г. в качестве кандидата. Признаюсь, что, по понятным причинам, особого желания ввязываться в президентскую гонку у меня и не было.
На президентских выборах 2019 г. я буду голосовать против всех кандидатов, и такое решение у меня назрело уже давно. Я и впредь буду голосовать «против всех», собственно, до тех пор, пока нынешняя политическая элита Абхазии не будет вынуждена уйти со сцены и мы не увидим политических фигур новой формации.
Испрашиваю прощения у всех, кого невольно ввел в искушение своими публикациями, выступлениями и комментариями. Желаю всем с радостью встретить Светлый праздник Воскресения Христова!

Новый Афон,

Великий пост 2019 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] http://asarkia.info/upload/iblock/72b/Model_ver4_alkhas-1.pdf

[2] Архимандрит Дорофей (Дбар): «Я не намерен заниматься политическими игрищами и говорю “όχι”» // 20.03.2019. https://anyha.org/dorotheos-dbar-what-is-to-be-done-afterword/; Апсадгьыл–инфо, 20.03.2019. https://www.aiaaira.com/technology/item/2168-dorofej-dbar-ya-ne-nameren-zanimatsya-politicheskimi-igrishchami-i-govoryu; Όχι: Архимандрит Дорофей не будет выдвигаться на пост президента Абхазии // 20.03.2019. https://eadaily.com/ru/news/2019/03/20/ohi-arhimandrit-dorofey-ne-budet-vydvigatsya-na-post-prezidenta-abhazii; Архимандрит Дорофей (Дбар) заявил об отсутствии президентских амбиций // 20.03.2019. https://www.ekhokavkaza.com/a/29832592.html; «Не дело пастыря» // Чегемская правда, 8 (2019), с. 2.

[3] Шария В. Абхазия: контуры грядущих выборов // 24.12.2018 https://www.ekhokavkaza.com/a/29674094.html; Шария В. Политические силы Абхазии — в поисках кандидатов в президенты //  21.03.2019. https://www.ekhokavkaza.com/a/29834852.html; Скаков А. Абхазия в 2018 году: перспективы «абхазского проекта», вызовы и возможности // Центральная Евразия (научный журнал Института Востоковедения Российской АН), 2 (2018), с. 64–92. Интернет–версия: www.central-eurasia.com

[4] 25 января 2019 г. в монастыре св. апостола Симона Кананита состоялось внеочередное расширенное заседание Совета Священной Митрополии Абхазии. Один из вопросов, который был вынесен в повестку дня заседания, был следующий: «Об обсуждаемой в СМИ и социальных сетях информации об участии председателя Совета СМА архимандрита Дорофея (Дбар) в качестве кандидата на предстоящих выборах президента Республики Абхазия». Архимандрит Дорофей, подробно изложив свою позицию по этому вопросу, снова подчеркнул, что «на данном этапе он исследует сложившийся в стране кризис и публикует свое видение путей выхода из кризиса на сайте СМА и в социальных сетях, и до окончания исследования никаких конкретных решений по вопросу участия в президентских выборах озвучивать не намерен» (https://anyha.org/aap-axeilak-ailatwara-25-01-2019/).

[5] «Оживленно обсуждают возможные кандидатуры на роль лидера страны, разумеется, и в Facebook. Позавчера один из завсегдатаев соцсети вопросил: “А что вы думаете, если будет выдвинут Олег Барциц?” А до этого несколько раз там мне попадалось активное обсуждение перспектив этого председателя Совета Священной Митрополии Абхазии, архимандрита Дорофея (Дбара), которому в январе 2019 исполнится 47 лет. Именно это имя, кстати, по “сарафанному радио” упорно увязывают с той кандидатурой, которую, возможно, выдвинет в будущем году учрежденная 21 декабря общественная организация “Общее дело”» (Шария В. Абхазия: контуры грядущих выборов // 24.12.2018. https://www.ekhokavkaza.com/a/29674094.html).

[6] Скаков А. Абхазия в 2018 году: перспективы «абхазского проекта», вызовы и возможности // Центральная Евразия (научный журнал Института Востоковедения Российской АН), 2 (2018), с. 85. Интернет–версия: www.central-eurasia.com

[7] Скаков А. Указ. соч. — С. 85. Интернет–версия: www.central-eurasia.com


Размещено: Apsny Online
Источник: anyha.org
Количество просмотров: 750

Возврат к списку

Наверх