Андрей Сушенцов: «Грузия является крупнейшим в регионе потребителем безопасности»

Андрей Сушенцов: «Грузия является крупнейшим в регионе потребителем безопасности» 05.06.2014 10:29

Совет Россия-НАТО

Совет Россия-НАТО полноценно никогда не работал. Его создали в период условно хороших отношений между Россией и США, в начале 2000-х гг. в период президентства Дж. Буша мл. Контекст, в котором этот Совет создавался, довольно быстро изменился. США стали планировать операцию в Ираке, возникли разногласия и др. Нормальной переговорной площадкой, где бы обсуждались сложные вопросы и находились компромиссы, этот Совет никогда не был. Так, в ходе конфликта в 2008 г. деятельность Совета прекратилась почти на год. Он так и не стал эффективной переговорной платформой. Но, тем не менее, Совет является еще одним инструментом поддержания контакта. Его, конечно, нельзя сравнить с Советом Безопасности ООН, где все участники обладают правом вето и где представленные страны имеют возможность обсуждать свои главные противоречия. Я бы не рассчитывал на какие-то значимые достижения прошедшего заседания Совета, однако хорошо, что он существует и его члены могут в прямом режиме общаться и высказывать, что они друг о друге думают. В условиях украинского кризиса это еще одна возможность для всех выпустить пар. И, конечно же, лучше разговаривать, чем готовиться к войне и воевать.

Грузия и НАТО

Грузия сейчас не участвует в какой бы то ни было системе региональной безопасности. Она находится один на один со своими угрозами безопасности, воспринимая их определенным образом. Администрация Саакашвили, к примеру, видела данную угрозу как исключительно исходящую от России. Однако за несколько лет Грузия создала довольно впечатляющие по региональным масштабам военные силы при поддержке Запада, которые, как Запад полагал, будут использованы вдали от Грузии в миротворческих операциях НАТО. Но, по мнению Тбилиси, эти вооруженные силы нужны были для того, чтобы вернуть контроль над бывшими грузинскими автономиями. Война, к которой готовились эти вооружённые силы, произошла в 2008 г., и она была полностью ими проиграна. Поэтому сейчас они фактически не имеют реальной военной задачи, которая бы оправдывала их существование.

Но одновременно Грузия усматривает серьёзные угрозы со стороны России. В грузинском обществе продолжают распространяться стереотипические представления, что Россия исторически играла антигрузинскую роль в региональной политике. Это заставляет Тбилиси защищаться от нее.

Единственной гарантией безопасности для себя грузины видят членство в НАТО. И в этом есть консенсус между двумя главными политическими силами – политическое объединение «Грузинская мечта» и «Единое национальное движение». Ряд маргинальных партии и движений, которые не представлены широко в политическом спектре, выступают за нейтралитет Грузии или даже присоединение к российским интеграционным блокам. Но в целом пока эти идеи не находятся в мейнстриме политической жизни Грузии.

Поскольку вступление в Североатлантический альянс не является односторонним процессом и, помимо воли Тбилиси, требуется еще согласие членов НАТО, перспектива выступления Грузии в эту группировку пока не представляется реалистичной. Есть ряд европейских стран НАТО, которые выступают строго против любого включения Грузии в реальную структуру альянса и предоставление ей гарантий безопасности по статье 5 Устава этой организации. Для большинства европейских стран стал очевиден контекст и последовательность событий в ходе войны 2008 г. Хотя Тбилиси постоянно направляет свои вооруженные силы в места проведения операций НАТО и, тем самым, пытается зарекомендовать себя как производитель безопасности в региональном масштабе, в действительности, Грузия является крупнейшим в регионе потребителем безопасности. Ни одна из стран НАТО и альянс в целом не собираются обеспечивать ее безопасность, понимая, что она в 2008 г. выступила как провокатор, стремившийся вовлечь страны Запада в конфронтацию с Россией.

Таким образом, я не думаю, что в ближайшем будущем и тем более в этом году Грузия получит даже План действий по членству в НАТО. Но если такая перспектива внезапно станет реалистичной, то это, конечно, усугубит российско-грузинские отношения. План действий по членству в НАТО или любой другой реальный шаг Грузии по направлению к Североатлантическому альянса - это вопрос уже не столько российско-грузинских отношений, сколько российско-западных, поскольку в настоящее время продолжается линия на исключение России из европейской структуры безопасности, и тем самым создаётся ситуация, в которой Россия вновь вынуждена оценивать продвижение военной инфраструктуры НАТО к своим границам как угрозу национальной безопасности.

В этом отношении роль Тбилиси опять является провоцирующей. Компромисс на этот счет до сих пор выглядел следующим образом: страны НАТО давали негласно понять, что Грузия никогда не станет членом альянса, они посылали сигналы России, призывая нормализовать отношения и желая снять обеспокоенность по вопросу безопасности. Новое в эту ситуации привнес украинский кризис, который повлиял на оценку происходящего во многих европейских столицах. И в случае резкого обострения противостояния, постановке вопроса о полном разрыве отношений и конфронтации, новой «холодной войне», вопрос о вступление Грузии в НАТО может обрести реальные контуры. Но до тех пор, пока этого не произойдет, я думаю, что это маловероятно.

Андрей Сушенцов - ст. преподаватель кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО (У) МИД РФ, партнер аналитического агентства «Внешняя политика»

Размещено: Apsny Online
Источник: casfactor.com
Количество просмотров: 3325

Возврат к списку

Наверх